История появления ядовитых и хищных цветков

...Таиру скучал. Вот уже несколько веков ничто не радовало его взор так, как раньше. Созданный мир Элгот жил и развивался без вмешательства извне. Цветы распускались и увядали, чтобы смениться новыми бутонами и новыми цветами. Ручьи год от года шептали одни и те же веселые песни, синее небо щедро дарило свет и тепло любому жившему под ним. Населявшие мир существа рождались, казалось, лишь за тем, чтобы прожить в праведности и благочестии свои недолгие жизни, ежедневно восхваляя бога за такую возможность, да сгинуть в мягкой земле, под цветочным ковром. Идиллия... Таиру стремился к гармонии во всех своих творениях, но при этом он был очень деятельным богом. Элгот же находился в благостном равновесии, а что можно добавить к совершенному миру? Жажда творить, не находя утоления в созидании одинаково прекрасных садов и неизменно восхитительных фонтанов, заползла в самое сердце светлого бога и свернулась там калачиком, назвалась скукой и легкой тоской по чему-то, чему и названия нет. Свернулась и нипочем не пожелала вылезать.

Таиру скучал. Однажды он принялся скользить мыслью во времени, но прошлое столь же отличалось от настоящего, сколь отличается вода в реке сейчас и миг спустя. Вроде и волны чуть по-другому легли, да суть та же, та же вода. То же сегодня, что и вчера. И год назад лепестки роз так же сладко благоухали... И столетие назад. Гармония, Астрал бы ее побрал! Лишь в будущем увидел Таиру какие-то перемены и потрясения. Смутными тенями проскальзывали образы незнакомых творений, рогатых... Неужели он таких мог создать? Нет, нет, у них свой бог... И... Война? Таиру поеживался от едва различимого запаха будущей войны, кровопролитие в цветущем Элготе представлялось ему немыслимым. Мысль о таком исходе пугала, но при этом... Неожиданно притягивала, вызывала интерес. Как там все будет? Кто подманит пса злобы и насилия? Кому вообще может быть не по нраву безобидный мир радости и красоты? Очень захотелось Таиру получить ответы на эти вопросы, да вот только ответы были ниже по реке времени столетий на пять. А богу не пристало торопить события, бог нужен в настоящем не менее, чем в прошлом и в будущем. Таиру смирился с ожиданием.

А скука не хотела ждать. И ста лет не прошло, как запилила она светлого бога до тошноты, хоть бесконечную стенку создавай да лезь на нее. Приелись поляны и рощи, приелся плющ на плетеных аркадах и улыбки на довольных лицах. Встал перед богом выбор - либо признать себя побежденным калачиком-скукой и страдать веки вечные от презрения к самому себе, либо плюнуть по-божески на настоящее Элгота и отправиться прямиком в интересное будущее. Ни один вариант не устраивал Таиру. Как поступить? Таиру был умен, а где вы видели глупого бога? Он думал два года и нашел выход - создать себе возлюбленную и заполнить сердце ею без остатка, чтобы ни для чего другого, а паче для скуки-тоски, не оставалось в нем никакого места. А там, глядишь, и столетия незаметно пройдут.

Светлый бог очень ответственно подошел к делу. Не всякая девушка займет все божье сердце, а если по совести - то и вовсе никакая. Таиру потратил дюжину лет на наблюдения за эльфами, пытаясь выделить основное в любовных отношениях своих созданий, ухватить самую суть их сердечных влечений и чаяний. Выходило, что у каждого мужчины-эльфа какие-то свои предпочтения... Кому-то по душе трогательная робость и смирение, кто-то ищет задорный огонек в женских глазах, а кто-то ценит гордый нрав и даже вспыльчивость! А учитывая то, что каждый эльф нес в себе частичку создателя, получалось, что Таиру в каком-то смысле был суммой своих творений. И возлюбленная, выходило, ему потребна едино и гордячка и кроткая, и с огоньком в глазах. Скажете, не бывает таких? Да, не бывает. Только для бога в своем мире нет ничего невозможного. Создал Таиру такую девушку и назвал ее Таен.

***

Радовался светлый бог. Таен, острая на язычок, с самого начала осмеливалась спорить со своим творцом, чем немало его забавляла. Впрочем, в серьезных вопросах она смиряла задор и становилась кроткой и податливой. И никогда не доверялась полностью, оставляя какую-то потайную дверь в своей душе закрытой для создателя. Гордячка... Таиру был сражен. Беседуя с девушкой каждый день, гуляя с ней по вновь созданным лугам и паркам, он чувствовал, как наполняется его сердце этим звонким смехом, этим чарующим голосом и сверкающими глазами. Он и думать забыл о грядущей войне, а скука забыла его самого. Все его существо жило настоящим, рядом с чудесной Таен. Так тянулись месяцы... Годы. И наступил час, когда Таиру отчетливо осознал, что хочет разделить вечность пополам с любимой. Эта мысль отозвалась особой радостью, светлый бог понял, что достиг желаемой цели, его сердце стало наполненным, в нем не осталось места скуке. Он постарался и создал самые прекрасные цветы из всех, какие мог сам вообразить, а мог он многое. Цветы получились такие, что у жителей Элгота не было слов, чтобы описать их прелесть. Цветы покачивались в такт музыке вселенной и пели ангельскими голосами, пели о несравненной Таен. Эльфы собирались вокруг этого чуда и часами слушали, хотя мало что могли понять. Их переполняло умиление и какое-то особое блаженство, этого было достаточно. Они поумирали бы сладкими трепетными смертями, если бы уловили смысл.

Таиру вырастил достаточное количество цветов, чтобы собрать из них огромный букет. Сорванные, они вовсе не засыхали, а продолжали петь в руках бога. Он принес их своей возлюбленной. Но главным было то, что он хотел ей сказать.

- Таен! Ты мое создание, как и все в этом мире. Но я полюбил тебя, а значит, ты не можешь быть моей просто так. И я прошу тебя - стань моей. Ты мне нужнее всего, нужнее этих белых облаков в небе, нужнее лучистого солнца. Я отдам тебе все что ты видишь или можешь представить. Будь моей, раздели со мной вечность.

Таен молчала. Мгновения тянулись так, словно каждое из них уже являло собой маленькую вечность. Таиру ждал, уверенный в том, что все сложится хорошо. Но...

- Все? А зачем мне все? - сверкнула глазами озорная Таен. - чего мне желать, если у меня будет все?

- Все - это пожалуй слишком много для меня - промолвила робкая Таен. - слишком много, прости, мой господин.

- Я не могу быть твоей, - сказала Таен-гордячка. - Быть твоей это значит встать в один ряд с вещами, которые ты насоздавал... Сам понимаешь.

Таиру почувствовал, как корчится земля у него под ногами. Никогда еще бог не ощущал себя таким беспомощным.

- Но эти цветы, Таен... Послушай их пение, ты узнаешь, как я...

- Да что цветы, господин мой, - девушка по обыкновению дерзнула перебить своего творца, но сейчас это не вызвало в нем ни тени умиления - мне нравится жить как живу. Неужто ты думаешь, что я захочу все изменить из-за цветов? Посади их обратно, если можешь. Или... Выброси с глаз долой. Видеть их не могу.

Время остановилось для Таиру. Он смотрел на лицо своей возлюбленной и видел его насквозь. Видел тонкие сосудики, неспешно бегущую кровь, видел сплетение нервов и упрямое сердце, сжимающееся в маленький кулачок. Светлый бог смотрел на девушку и видел ее всю и по частям, в сумме и по-отдельности. Все было в ней знакомо творцу, а как же иначе? Но... Откуда этот ледок в глазах? Почему так скривились прекрасные губы? У Таиру что-то оборвалось внутри.

- Я могу тебя разделить на тысячу лоскутов и скормить птицам, - произнес он с горечью в голосе. - Могу поднять до самых звезд и бросить вниз, на скалы. Могу прорастить сквозь твое тело сладкий тростник. Но я не могу тебя оставить жить... Как свидетельство моего бессилия.

Таен вздрогнула.

- Я... Я не подумала о таком. Давай я все же буду твоей? Не хочу, чтобы ты был бессильным...

- Нет. - глаза Таиру полыхнули желтым огнем. - Теперь - нет.

***

Он уничтожил ее. Он сделал ее рябиной, и осенью ее склевали птицы. Он сделал ее травой, и трудолюбивые эльфы по весне сожгли ее, чтобы пеплом удобрить деревья в садах. Он сделал ее снегом и она растаяла, впитавшись в землю. Ничто в Элготе больше не напоминало о Таен, кроме большого букета неподаренных поющих цветов. И Таиру взял их и сотней рук вырвал им языки. Отныне цветы могли лишь выть и кричать, но это было невыносимо. Светлый бог выплюнул на них остатки комка ярости, выплюнул ядовитую тоску и разочарование. Цветы замерли и смолкли.

- Видеть их не могу, - прорычал Таиру и вышвырнул несчастный букет за пределы Элгота. В прекрасном мире не было места таким оскверненным вещам.

Светлый бог понимал, что будет всегда одинок, но это не смущало его. Скуки больше не было, до встречи с темным богом оставалось какое-то столетие. Следовало завершить множество дел перед грядущими событиями.

***

Цветы разлетелись по всему Астралу. Лишенные земли и влаги, испытавшие муки божественного проклятия, они погибли почти все. Лишь пара растений, случайно угодив на островок в Астральном мире, смогла пустить корни и выжить. Много лет цветы прятались от чужих глаз. Их семена породили всходы, но никто бы не заметил преемственного сходства в новых ростках - плевок ядовитых чувств навсегда исказил прекрасные растения. Они по-своему возненавидели все окружающее... Они переродились. Лепестки соцветий покрылись ядовитыми колючками, стебли обрели змееподобную ловкость и гибкость. Тихое пламя обиды и ненависти заставляет их нападать на все живое, редко кто отваживается приблизиться к ужасным цветам. Злость их не знает границ.

Так в добре всегда скрыта частичка зла, но кого винить, если она вдруг разрослась и затмила собой добро? Никто и предположить бы не смог, что нынешние хищные растения были когда-то подарком светлого бога Таиру своей возлюбленной Таен. Но во всеобъемлющем Астрале возможно все. Видели ли вы когда-нибудь вселенную, где что-то является неосуществимым?
Я - нет.

комментариев: 5




Яндекс.Метрика

Copyright © 2008-2013 dgame.ru. Версия %@[email protected]%.Все права защищены. Никакая часть этого сайта и размещённых на нём материалов не может быть использована в какой-либо форме, включая печатную и электронную без письменного согласия авторов. E-mail:[email protected]